Профессиональная установка и обслуживание аквариумов в Челябинске

Создаем биотоп для голубых неонов (Paracheirodon innesi) — пошаговое руководство

5/5 - (1 голос)

Биотопные аквариумы создаются в целях как можно более точного воспроизведения определенного фрагмента природы. Я бы с удовольствием рассказал вам, кто первым изобрел концепцию данного типа аквариума, но история об этом умалчивает. Вероятно на каком-то этапе в рамках хобби просто имело смысл воссоздать дикую местность в полной мере.

Вообще биотопы можно подразделить на два основных типа:

  1. Свободными (loose biotope);
  2. Точными (accurate biotope).

Свободный биотопный аквариум позволяет объединить рыбу и растения из одной конкретной страны. Виды, содержащиеся в нем, могут населять различные местности, никогда не пересекаясь в дикой природе, но они будут географически связаны между собой. Такого рода установка дает легкое ощущение «зоопарка”, с его смешанным , порой весьма контрастным населением.

Точный биотоп стремится к достоверности вплоть до мельчайших деталей. Такого рода аквариумная система может воспроизводить сезонные изменения, а также влажные и сухие периоды. Любители хардкора воссоздают чуть ли не копии конкретных ручьев и прудов самолично собирая растения, песок, камни, ветви и отлавливая рыбу в том месте которое они хотят воссоздать в своем аквариуме.

Я хотел, чтобы мой собственный биотоп был проще — охватывал все, что я хотел взять от природы, и в то же время был чем-то, что мог бы собрать любой, у кого есть аквариум. Я хотел аутентичности, но ровно настолько, чтобы ее можно было воссоздать не отходя слишком далеко от дома.

В Интернете есть масса впечатляющих ресурсов для поиска вдохновения. Зайдите на Youtube или Vimeo и подпишитесь на каналы ихтиологов ведущих съемки, что называется, в полевых условиях. Я лично предпочитаю канал Ивана Микольджи (Ivan Mikolji), ведущего съемки в венесуэльских водах. Кадры, которые он снимает, мало чем отличаются от откровений.

Именно один из роликов снятых Иваном и послужил толчком к созданию этого биотопа. Скудные пять секунд отснятого материала, если быть точным. Если вы посмотрите его, то увидите с 2:17 до 2:22 те самые кадры, которые вызвали у меня вдохновение. Это было именно то, что я хотел воспроизвести.

Так что теперь у меня был план. У меня было вдохновение. И я выделил немного времени, чтобы все это воплотить в жизнь. Все, что мне сейчас нужно было сделать, это собрать все воедино, но каким кошмаром это скоро станет…

Поиск предметов первой необходимости

Я выбрал скромного голубого неона (Paracheirodon innesi) потому что никогда раньше не видел такую рыбу в сфокусированном биотопе, предназначенном только для одного вида. Несмотря на то, что это один из самых распространенных видов в продаже, их в основном заселяют в общие аквариумы, либо в акваскейпы. 

Я хотел создать южноамериканский, наполненный водорослями, усыпанный листьями, затопленный лесной бассейн. Поэтому я покопался в интернете, ознакомился с рядом отчетов исследователей и даже опросил нескольких человек, которые там побывали, на предмет того как все это выглядит в натуральном виде.

Ответы были самыми разными. Некоторые говорили, что в качестве субстрата необходимо выбирать песок и ил. Другие говорили, что темные и грязные русла южноамериканских ручьев покрыты глубоким слоем листьев. В некоторых районах были редкорастущие растения. В других — просто густые заросли водорослей. Где-то было обилие плавающей растительности. Одно из утверждений, которое действительно повторялось, заключалось в том, что, хотя большинство водоемов были завалены листьями, вода не всегда была окрашена в черный цвет. В нескольких отчетах упоминалась чистая вода, хотя и немного мутная.

Неоны довольно равнодушными к глубине воды, поэтому вместо высокого резервуара я выбрал аквариум с приличной площадью дна, чтобы на нем можно было сделать щедрый ковер из листьев. Выбор пал на Evolution Aqua с габаритными размерами 60 х 50 х 30 см. Такие размеры позволят рыбе свободно плавать во всех направлениях, в отличие от ограничений накладываемых более узкими, почти двумерными аквариумами.

В качестве субстрата я хотел видеть не просто камни или песок, а нечто более естественное — среду заселенную полезными бактериями и микроорганизмами. В итоге я остановился на грубом посадочном субстрате Prodibio AquaGrowth Soil. На упаковке написано, что отдельные зерна субстрата имеют диаметр от 1 до 3 мм, но на самом деле все они ближе к 3 мм. Стандартной девятилитровой упаковки субстрата оказалось вполне достаточно для этой работы.

Хардскейп оказался моим самым большим камнем преткновения. Имея в наличии огромные запасы аквариумного декора, я не мог подобрать абсолютно ничего подходящего для своей цели. Коряги и корни отлично служащие декорациями к большинству аквариумов, совершенно не вязались с тем, что было изображено на тех кадрах видеозаписи, которые легли в основу моего проекта. Богвуд (от англ. bogwood — болотное дерево) был чрезмерно коренастым и не имел нужной формы — он совсем не походил на древесину затопленного леса. Дерево Мопани выглядело бы кричаще ярким на фоне черной подложки… В общем через пару дней поисков я совершенно зашел в тупик.

Момент прозрения

Я пошел прогуляться, и на меня снизошло прозрение. Пока я шел, моя тропинка превратилась в грунтовую дорогу, ведущую к густо поросшей деревьями окраине, где буйствовали Буки, Березы, Платаны и Ольха. Там моему взору предстала смесь из упавших ветвей, точно подходящей текстуры и масштаба. Одна ветка платана длиной около 1,5 м, высохшая и на грани гниения, была именно тем, что мне было нужно. 

Затем мне понадобились опавшие листья. К счастью, у меня завалялись пара пакетов от Tannin Aquatics. Конечно они не принадлежали к южноамериканским породам деревьев, но это не имело значения. Поскольку к тому времени, когда рыба будет заселена в аквариум, всю эту массу придонного субстрата уже трудно будет идентифицировать.

Для фильтрации воды я приобрел простой внутренний фильтр Tetra IN800. Причины такого выбора были двоякими. Во-первых, данный фильтр легко позволяет регулировать поток воды с помощью фронтального циферблата и я легко могу перенастроить его в любое время. Во вторых, при снятии камеры с фильтрующим материалом накопленная в фильтре грязь не выбрасывается обратно в воду — настоящее проклятие с некоторыми внутренними фильтрами.

Для нагрева вполне подойдет простой нагреватель Fluval 200 Вт. В этом случае мне пришлось установить его вертикально. Такой фокус я проделывал несколько раз (и именно с обогревателями Fluval) и в целом они это хорошо выдерживали, хотя этот и издал несколько любопытных звуков во время включения. 

Освещение резервуара я решил ограничить двумя светодиодными лампами Fluval Ecobright. При 7500K они дают белый свет, которым я хочу подчеркнуть цвета и текстуру дерева. А кроме этого они дают достаточно света для нормального развития тех растений которые я предполагаю использовать в данном проекте. 

С получением ключевых ингредиентов я наконец-то смог приступить к сборке аквариума…

Как все сошлось воедино

Прежде чем начать устанавливать какое-либо оборудование, я провел несколько испытаний с установленным на дно декором, чтобы быть уверенным в том, что все будет работать как надо. Моя ветка платана была разрезана на сегменты и разложена на дне аквариума, а после этого я высыпал на нее листовую подложку. Эффект был, если можно так выразиться, поразительным…

1. Мне нужен был листовой мусор, но не черная вода, поэтому я должен был основательно промыть весь материал листовой подложки, прежде чем он попадет внутрь аквариума. Я начал с того, что пропарил все стручки, древесные завитки и листья Карамболы ликсо. Одновременно с этим я прокипятил листья Магнолии, Гуавы и Катаппы. 

Через полчаса кипячения вода была слита (я залил этот экстракт танина в литровую бутылку для черной воды, которая может пригодиться в дальнейшем). Я заменил воду на свежую и распаренные элементы присоединились к листьям в кастрюле. Далее кипящая вода сливалась и заменялась каждые десять минут в течение следующего часа, пока не стала совершенно прозрачной.

2. Клею фон к задней стенке аквариума. Я использую для этого самоклеющуюся пленку черного цвета. На дно аквариума укладываю подложку субстрата. Распределяю ее таким образом чтобы чтобы она поднималась к середине, это добавит немного высоты декору в центре.

3. В центр аквариума добавляются большие куски дерева. Я сделал достаточно опрометчивый шаг, оставив на ветках кору. Это создает две проблемы:

  • Древесина теперь будет еще более плавучей;
  • Некоторые породы коры выщелачивают в воде токсины. 

Что касается последнего, то я знаю, что в ближайшие несколько недель вода в аквариуме будет столько раз изменена и разбавлена, что в итоге разбавится и все то лишнее, что окажется в воде. В правом заднем углу аквариума я устанавливаю фильтр.

4. Добавляются оставшиеся большие куски дерева. Сверху для эффекта добавляются веточки поменьше, расположенные таким образом, что они тянутся справа налево, отвлекая взгляд от фильтра. Довольный тем, что они делают это эффективно, я устанавливаю рядом с фильтром нагреватель.

5. В ожидании того, что дерево всплывет, в стратегических точках раскладывается несколько камней для утяжеления. На данный момент я понятия не имею, насколько плавучим окажется дерево и сколько времени потребуется, прежде чем оно действительно утонет.

6. Теперь, когда древесина заняла свое окончательное положение, я добавляю одно из двух растений, которые буду использовать, — Ситняг игольчатый (Eleocharis acicularis). План состоит в том, чтобы вообще не препятствовать этой траве, позволив ей буйствовать, прорастая везде, где она захочет. Ситняг игольчатый был выбран намеренно, так как это растение известно тем, что задерживает водоросли и осадок, а это, в свою очередь, придаст пейзажу именно тот вид «естественного роста», который мне и нужен.

7. Добавляется вода — и через несколько секунд я узнаю, насколько плавучее это дерево на самом деле! Оно поднимает камни подобно плоту, и вырывает с корнем почти все растения. После этого скандального эпизода я нахожу громоздкие, более тяжелые камни, заново все укладываю и пересаживаю траву.

8. Листовой мусор бесцеремонно рассеивается по всему аквариуму. Теперь я могу наполнить его до краев, запустить все оборудование, откинуться на спинку стула и ждать — и, как вы узнаете из дальнейшего повествования, именно здесь начинаются проблемы…

Проблемы и их решение

На раннем этапе возникло несколько проблем. Через несколько дней вода в аквариуме начала замутняться, но не обычным белым облаком (как это обычно бывает на первом этапе запуска). Мой аквариум почернел из-за приличного слоя лежащих на дне листьев, крошечных органических частиц попавших в него вместе с листьями, и отсутствия какой-либо циркуляции воды во всей толще этого лиственного ковра.

Сменив большую часть воды я не подходил к аквариуму несколько дней, а когда наконец вновь обратил на него внимание он был черным как смоль. Причем вода была черной не от танинов, а от полного органического распада. Если честно, она скорее походила на сажу, а запах от нее исходящий, был хуже, чем от любого осушенного болота. Вся комната провоняла гнилью. Фильтр был забит до отказа осадочным мусором. Я начал ежедневные подмены воды, но несмотря на это резервуар снова почернел. Более того, в лежащей на дне листве начали образовываться пузырьки дурно пахнущего газа.

На тот момент времени это, должно быть, был самый токсичный резервуар в городе. Результаты испытаний на аммиак были просто зашкаливающими, и нитрит делал все возможное, чтобы не отставать от аммиака.

Почернение воды и неприятные запахи стали почти постоянной проблемой, а фильтр постоянно забивался отказываясь справляться с поставленной перед ним непосильной задачей. Но все же я продолжал упорствовать, отгоняя от себя мысль полностью разобрать аквариум и бросить эту затею.

Сначала я ежедневно использовал препарат Seachem Stability, позже сменил его на Microbe-Lift Nite-Out II. В попытке хоть немного уменьшить количество безжалостного аммиака, я добавил в аквариум горсть Сальвинии, жадного до азота плавучего растения.

Затем начала появляться плесень, выползающая из подложки и покрывающая ветви декора — белое пушистое покрытие хорошо контрастировало с черной пылью, покрывающей все остальное. Я позволил процессу идти своим чередом.

Беспокоясь о том, что аноксические (бескислородные) условия задерживали развитие биосистемы, а фильтр все еще слишком часто засорялся, и был не в состоянии обеспечить достаточную циркуляцию воды в аквариуме, я добавил компрессор обеспечивающий постоянную аэрацию. Сначала это вызвало увеличение мутности, но буквально через два дня вода стала прозрачнее и аквариум начал приобретать совершенно новый вид.

Примерно через шесть недель в нем начала появляться первая жизнь. Крошечные планарии (маленькие плоские черви с заостренными головками) скользили по стеклу. В более глубоких частях субстрата зарывались длинные нитевидные черви.

Примерно через восемь недель произошел взрыв популяции копепода (беспозвоночных ракообразных). Вода мгновенно стала кристально чистой. Концентрация аммиака и нитритов значительно снизилась придя к допустимому значению. Вот так, наконец то в моем аквариуме установилось биологическое равновесие. К этому времени Сальвиния превратилась в густой плавучий луг — я удалил 85% этой травы, но все равно ее оставалось достаточно много.

Все, на что я надеялся в своем первоначальном видении, сбылось. Теперь мой аквариум был готов для заселения рыбы. 

Заселение рыбы

Когда я выпустил в аквариум два десятка голубых неонов — потребовалось всего несколько секунд, чтобы в них пробудилось что-то дикое. Они осмотрели окружающую обстановку и приступили к освоению своего нового жилища. Я выключил освещение аквариума и оставил их наедине с собой.

Вечером, когда зажегся свет, среди них наблюдалась любопытная динамика. Хотя они и держались все в одной стайке, существовало различие между самками, парящими всего в нескольких сантиметрах от дна, и более предприимчивыми, худощавыми самцами, демонстрирующими друг другу свое доминантное положение со всеми вытекающими из него правами на всех самок аквариума.

Самки двигались парами или тройками, аккуратно исследуя участки субстрата, пока один из самцов не рассеивал их своим внезапным приближением.

Самое интересное наблюдение я сделал тогда, когда начал выключать свет на ночь. Благодаря управляемой яркости светодиодного светильника EcoBright, я медленно уменьшал освещение, отмечая, что по мере того, как я это делал, неоны — самцы и самки — опускались все ниже, пока освещение не уменьшилось примерно на треть от его первоначальной интенсивности.

И в этот момент несколько неонов сделали то, чего я никогда раньше за ними не замечал. Присев поодиночке и спрятавшись в подстилке из листьев, они стали неподвижными, но очень настороженными.

Они оставались неподвижными ровно до тех пор, пока копепод или остракод не покажутся в непосредственной близости от них, и в этот момент неон срывается с места, хватает добычу и отступает назад в свое укрытие и возобновляет свое ожидание. Я наблюдал, как несколько неонов делали это снова и снова, ведя себя как крошечная щука, подстерегающая свою крошечную добычу.

Когда интенсивность освещения снизилась до самого низкого уровня, рыбы снова начали собираться вместе.

Эта “охота из засады” стала для меня самой лучшей наградой за все те испытания, которые пришлось преодолеть при создании этого биотопа. У нас с неонами достаточно долгая история — они были одними из первых рыб, которых я держал в своем тропическом аквариуме. За эти годы я видел их в сотнях аквариумов, но ни разу не наблюдал такого мгновенного проблеска тайной жизни этой самой популярной в мире рыбки из семейства харациновых.

Я настоятельно рекомендую вам попробовать сотворить с одним из своих аквариумов нечто подобное — воссоздать для вашей собственной любимой рыбы дом вдали от дома. Подготовьте аквариум, запустите в него рыбу и внимательно наблюдайте за ней. Держу пари, вы обязательно увидите нечто уникальное.

Источник: www.practicalfishkeeping.co.uk

5/5 - (1 голос)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.